интервью

Купить в симферополе профнастил цены на профнастил для забора в симферополе.

Почему замедлилось развитие корпоративной социальной ответственности?

Корпоративная социальная ответственность (КСО) прошла большой путь за сравнительно короткое время. Однако, несмотря на то, что КСО остается приоритетом, ее показатели эффективности остаются неубедительными, а бизнес-лидеры хотели бы знать, как увеличить стоимость своих инвестиций в этой области. В этом контексте неудивительно, что тема «Быстрое продвижение» (Fast Forward) является темой 20-й ежегодной конференции организаци и Business For Social Responsibility ( BSR ), которая проходи ла в Нью-Йорке на этой неделе. У Пола Кляйна, автора блога о КСО, была возможность поговорить с Ароном Кремером, президентом и генеральным директором BSR, о рисках и возможностях, с которыми корпорации сталкиваются в этой области. Ниже, Центр «Развитие КСО» приводит вам отредактированный текст разговора автора с Ароном о состоянии КСО (сегодня): Термопанели фасадные купить в украине клинкерные термопанели.

ПК: С одной стороны , уже не нужно больше говорить о бизнес-кейсе (экономической обоснованности) КСО. С другой стороны, быть «ответственным» уже не означает тот же результат, что имели компании раньше. На Ваш взгляд, что необходимо делать корпорациям, чтобы увеличить ценность своих КСО усилий?

Арон Кремер (АК): Еще нужно пройти долгий путь, чтобы полностью интегрировать социальные, экологические и управленческие вопросы в бизнес-стратегии и ежедневную деятельность. В ежегодном отчете BSR, приуроченном к 20-тилетию, мы выделили четыре области, которые, на наш взгляд, являются важными для усиления веса и влияния КСО. Во-первых, необходимо продолжать интеграцию КСО в основу ведения бизнеса наряду с системой подотчетности. Мы также считаем, что подходы устойчивого развития должны быть полностью интегрированы в механизмы работы рынков, чтобы отойти от краткосрочных планов, доминирующих в настоящее время на наших финансовых рынках, через устранение барьеров на пути дальнейшего прогресса. Третий важный фактор – это изменение системы: необходимо смотреть,  как работают эти системы и как интегрировать  в них КСО. Наконец, компании должны воспользоваться тем, как меняется наше общество. Люди имеют больше возможностей и более связаны между собой,  чем когда-либо прежде, поэтому компании должны искать новые способы коммуникаций и привлечения общественности.

ПК : правительства не имеют ресурсов или партийной поддержки, необходимой для эффективного решения социальных вопросов, некоммерческие организации берут на вооружение бизнес-подходы, а корпорации добавили социальные аспекты в ведение своего бизнеса. Роли смещаются, но мы не получаем желаемого результата с точки зрения реальных изменений  в обществе. В этом контексте, как далеко корпорации готовы идти, чтобы стать реальными драйверами социальных изменений?

АК: эпоха строгих разделений между различными секторами общества закончилась. В мире формируется все больше и больше смешанных, по своей  сути, организаций. Например, предприятия, стремящиеся к положительному социальному эффекту,  правительства, понимающие, как использовать бизнес для достижения более широких социальных целей, и общественные организации, желающие сотрудничать с бизнесом. Есть много примеров компаний, которые сосредоточены не только на том, что они делают в своей повседневной деятельности, но и на более глобальных изменениях. Например, генеральный директор Unilever Пол Полман отмечал необходимость убрать ежеквартальную отчетность и прогнозирование, чтобы компании могли больше думать о долгосрочной перспективе. В течение многих десятилетий  Levi Strauss говорит о правах человека и гражданских правах, и той роли, которую бизнес может сыграть в их гарантировании. GlaxoSmithKline ведет работу во всем мире по расширению доступа к медицине. Однако, к сожалению, существует еще слишком много примеров отсутствия процветающего общества, функционирующего по правилам. Например, многие горнодобывающие корпорации работают в странах, где верховенство закона не всегда справедливо применяется местными органами власти. Но мы можем наблюдать, что все больше и больше компаний активизируются и говорят: «Вот то, что мы хотели бы построить». И они готовы использовать свой голос не только в плане того, что они делают как бизнес, но и с точки зрения создания коалиций, чтобы попытаться улучшить условия, в которых они работают.

ПК : Я обнаружил, что большинство корпораций считают, что быть слишком ответственным является риском, потому что это увеличивает контроль за их деятельностью со стороны общественности и других заинтересованных сторон. Что необходимо сделать, чтобы это восприятие КСО как риска ушло и осталось принятие КСО  как инструмента, оказывающего реальное влияние?

АК: В конечном счете, я думаю, речь идет о компаниях, чьи собственные интересы совпадают с социальными принципами и приоритетами. Мы должны говорить об изменениях условий игры, чтобы обеспечить защиту прав человека в нашей деятельности, чтобы убедиться в разумном использовании водных и энергетических ресурсов и в том, что у нас есть система, позволяющие это сделать. Некоторые компании, такие как Walmart, постоянно подчеркивают, что они могут конкурировать при любых правилах, так давайте создадим правила, которые обеспечат достижение желаемых результатов, и тогда, мы будем работать и конкурировать в рамках этих правил.

ПК : Можете ли вы подробнее остановиться на изменении роли правительства для создания более подходящей платформы для корпорации в этой области?

АК: Многие вопросы устойчивого развития являются глобальными проблемами. Однако, правила и законы, в первую очередь, принимаются странами. Правительства работают в пределах национальных границ, так что поиск правил, которые могут применяться глобально, имеет решающее значение. Вот почему мы видели такую поддержку Руководящим  принципам ООН по вопросам бизнеса и прав человека, которые Джон Рагги собрал вместе. Компаниям крайне не хватало глобального стандарта  для понимания, что именно они должны делать по отношению к правам человека. В настоящее время такой глобальный ориентир существует, и компании его могут применять независимо от того, где они делают бизнес. К сожалению, у нас есть много транснациональных проблем, которые все еще решаются в пределах отдельных национальных границ.

ПК : во многих случаях экономическую ценность создает малый и средний бизнес, который не имеет ни знаний, ни ресурсов для реализации КСО. Есть ли возможность вовлечь малые и средние предприятия (МСП) в КСО, и достичь социальных результатов, затмевающих все, что мы видели до сих пор?

АК: Я думаю, что МСП играют огромную роль, и возможно, они еще больше заинтересованы в том, чтобы правила были определены и выравнены. У них меньше ресурсов, чтобы создавать свои собственные решения, и эти ресурсы можно было бы использовать намного лучше,  если бы не было больших экологических проблем, больших нарушений прав человека, массовой бедности, плохого качества образования и отсутствия социальной инфраструктуры. Хотя у МСП не всегда есть ресурсы для формализации политик устойчивости, каждый бизнес имеет сотрудников, и думать о них - крайне важно. Каждое предприятие МСБ зависит от наличия доступа к устойчивой и чистой воде и энергии, так что это не только вопрос большой важности, но и больших возможностей.

ПК : корпорации начинают признавать, что социальные результаты инвестиций также важны, как и результаты социальных инвестиций. Увеличивается ли число корпораций, которые измеряют результаты бизнес- и социальной деятельности?

АК: Думаю, что это сфера все еще развивается. Компании пока лучше оценивают свои инвестиции, чем их влияние. Взять, к примеру,  компанию, инвестирующую в образование. Вклад в обеспечение эффективной системы образования очень комплексный: он включают участие государственного и частного секторов, социально-экономические факторы и так далее.  В этой сфере ведется много проектов, и оценка является действительно важной, но я не уверен, что могу назвать тех, кто это уже успешно сделал.

ПК : Как Вы видите «быстрое продвижение» КСО?

АК: Оценивая последние 20 лет, мы видим очень позитивные изменения: сокращение масштабов нищеты, все больше и больше компаний принимают обязательства по устойчивому развитию, улучшилась энергоэффективность, а потребители имеют доступ к гораздо большему количеству информации. Но мы не движемся достаточно быстро к решению проблем изменения климата. В самом деле, изменение климата, похоже, идет быстрее, чем многие эксперты считали ранее. Биоразнообразие продолжает уменьшаться. Учитывая наши объективные показатели, мы фактически двигаемся в неправильном направлении. Мы знаем, куда нужно стремиться: в направлении более низкоуглеродной экономики, обеспечивающей устойчивое процветание планеты с 9 миллиардами человек в середине 21-го века. У нас есть смутный консенсус по более глобальному видению, выраженному в  Целях Развития Тысячелетия или Новых Целях устойчивого развития, которые, вероятно, будут разработаны в течение ближайших нескольких лет. Вопрос больше не в том, куда мы стремимся,  а в том, как мы должны выстроить системные решения, которые позволят нам туда добраться. Например, нельзя осуществить доставку продовольствия, воды и энергии, в чем нуждаются люди, в рамках пилотного проекта. Это необходимо сделать через системные усилия, которые включают государственную политику, потребительское поведение, и то, каким образом компании осуществляют инвестиции. Мы считаем, что, глядя на эти системные решения, мы можем ускорить прогресс. Мы можем подтолкнуть его и достичь устойчивого процветания для всех в ближайшие 25 лет.

***

Все больше размышляя о своем разговоре с Ароном, я прихожу к выводу, что, возможно, термин «социальная ответственность» себя изживает. Возможно, мы находимся на перепутье, и нужна новая терминология отношений между бизнесом и социальными изменениями, которая лучше отобразит необходимость системных решений. На этой неделе мировое сообщество, более 1000 лидеров бизнеса, гражданского общества и государственного сектора приняло участие в ежегодной конференции BSR, цель которой, в соответствие с BSR: «Осведомленность об устойчивом развитии в настоящее время стала широко распространенной среди бизнес-компаний. Нынешняя задача состоит в том, чтобы видение справедливого и устойчивого мира превратить в реальность».

http :// www . forbes . com / sites / csr /2012/10/22/ why - has - corporate - social - responsibility - stalled /

авторский перевод Центра »Развитие КСО»